Живописный этюд на состояние

 

 

       В переводе с французского «этюд» – изучение. Так прозаически звучит его первоначальное значение. Однако, в искусстве это слово тесно связано с определенным жанром быстрого, иногда мимолетного художественного произведения, вся прелесть и достоинства которого заключаются в свежем, непосредственном отражении увиденного. Это тот самый случай, когда окружающий мир входит в сознание художника мгновенно, не претендуя воплотиться в какую-то глубокую изобразительную субстанцию. Как правило, этюд- это живопись малого формата, что обусловлено не только его чисто профессиональным назначением, но и практическими соображениями. Понятно, что используя большие холсты, уловить быстро меняющиеся состояния природы трудно, а главное бессмысленно. Время на пустое «закрашивание» поверхности будет использовано впустую. Борьба художника за передачу ускользающего цветового многообразия останется безуспешной. Насколько удобнее «зарядить» этюдник сразу несколькими небольшого размера картонами, которые позволяют быстро и точно передавать многообразие природы. Именно так поступали классики пейзажной живописи. Вспоминаю, как мне посчастливилось выезжать на этюды с выдающимся мастером пейзажа А.М.Грицаем. В его огромном этюднике находилась заранее подготовленная пачка маленьких картонов, причем все они были разного формата. Сам Алексей Михайлович постоянно говорил, что художник-пейзажист-это «охотник за состоянием природы».

       Достоинства этюда заключаются в наиболее точной передаче того впечатления, которое художник получает от увиденного, поэтому и его художественная ценность состоит не в передаче иллюзорного материального мира, не в попытках скопировать среду, а в правде цветовой гармонии, существующей в природе. Именно поиск такой гармонии преобладает в работе над этюдом. И здесь, пожалуй, уместно поговорить о важных особенностях пленэрной живописи. Начиная работу, прежде всего, необходимо определить цветовое и тональное взаимодействие небесной сферы и плоскости земли. Взяв несколько кистей, желательно крупных, смело и быстро ищем эти отношения. От того, в какой степени контраста или сближенности они будут существовать, зависит точность передачи того или иного состояния. Такие этюды создаются мгновенно- за считанные минуты. Они выполняют ту же роль что музыкальные гаммы, а в среде художников называются «нашлепками» за их раскрепощенную живописную манеру.

       Следующее важное обстоятельство, на которое нужно обратить внимание – это организация пейзажа по вертикальным и горизонтальным плоскостям и их взаимодействию с небом. Благодаря возникающим ритмам точно найденных отношений достигается чувство глубины, возникает пространственная воздушная среда. Для мастеров итальянского возрождения эти познания стали особенно ценны. Наряду с достижениями в изучении перспективы, открытия, сделанные в области пейзажа, послужили мощным толчком для развития всего изобразительного искусства. Но вернемся к нашим «правилам». Еще ни слова не было сказано о свете и тени, а ведь именно эти два антагониста не только открывают нашему взору объем и материальность предметов, но и выстраивают пространство по законам трехмерного мира. В пленэрной живописи крайне важно научиться передавать игру теплого света и холодных теней, их взаимодействие и различия, как тональные, так и цветовые. Вообще, сам по себе свет явление мистическое, загадочное. В этом смысле, удивительным волшебником был А.И.Куинджи, покоривший современников своими пейзажами, где эффект света был настолько велик, что художника подозревали в спрятанной за подрамником специальной лампе. Этюды И.И.Левитана не менее светонасыщены, но здесь свет не самоцель, он лишь помогает раскрытию образного решения. А что же тени, эти падчерицы света? Выясняется, что их значение чрезвычайно велико. Великий Диего Веласкес утверждал, что мастера всегда можно определить по тому, как он пишет тени и фоны. В пейзаже именно тени выявляют свет, поглощая пространство, и одновременно как бы « засасывают » в него зрителя. Можно сделать вывод о том, что распределяя освещенные и теневые элементы внутри этюда, художник достигает как точности в изображении конкретного состояния природы, так  и выстраивает саму живописную воздушную перспективу.

       Позволю себе дать некоторые советы исходя из личного опыта, ни в коей мере не претендуя на обязательное следование им.

       Совет первый: не смешивайте на палитре более двух, максимум трех цветов. Надо помнить ,что бесконечно «подбирая» цвет вы не сможете сохранить чистоту его звучания.

       Совет второй: сразу возьмите несколькими мазками отношения неба и земли и старайтесь сохранить эти отношения в течение всей работы над этюдом.

       Совет третий: те кисти, которыми вы пишите небо, должны использоваться только для неба.

       Совет четвертый: научитесь подбирать тон вашего грунта. Белый грунт может помешать правильно взять тон и цвет. Особенно это необходимо учитывать при изображении так называемых пограничных состояний природы - сумерек, туманов, рассветов.

       Совет пятый: старайтесь работать в тени, так как солнечный свет сильно изменяет впечатление от работы. Даже в тени на природе, благодаря рефлексам, всегда, как правило, светлее, чем в помещении.

       Совет шестой: перед началом работы  обозначьте для себя самый теплый тон и самый холодный.

       Совет седьмой: не работайте маленькими кистями. Они могут понадобиться, когда работа завершается и нужно внести некоторые уточнения в рисунок или эффектно вписать стаффаж в композицию.

       Совет восьмой: не тратьте время на подготовительный рисунок углем.

       Совет девятый: не будьте заложником своей неудачи. Смело начинайте все заново, пока не добьетесь желаемого результата.

       Совет десятый: старайтесь подписывать этюды, чтобы всегда можно было вспомнить, где вы над ними трудились.

       Надо отметить, как безусловное достоинство работы художественного факультета ВГИКа то обстоятельство , что в программе подготовки студентов летняя пленэрная практика занимает особое место. Познание мира природы, ее законов, вечной красоты и гармонии есть необходимое условие дальнейшей успешной работы в отечественном кинематографе.

 

Заслуженный художник Р.Ф., профессор

В.Э. Брагинский